Учебно-методический центр Русского Воинского искусства "Кречет"
  Трудно в небольшой статье рассказать о таком большом и сложном явлении, как Русское Воинское искусство. Но я начну хотя бы с того, что намечу пути такого исследования.
 
  Воинское искусство я отличаю от боевого искусства и тем более от спортивных единоборств. Считаю, что и первое, и второе - входят в него как составляющие части или ступени. Воинское искусство шире и глубже. Оно впрямую подводит человека к основным вопросам философии,  к самопознанию. И это глубоко.
 
  Особо хочу выделить обрядовые единоборства, но и они, на мой взгляд, являются частью Воинского искусства.
 
  Поэтому, чтобы говорить точнее именно о сущности Воинского искусства, я хочу выделить его основные составные части, которые часто ошибочно и принимают за Воинское искусство.
   
  Первая часть - это боевое искусство. Сюда входят единоборства, применяемые без ограничительных правил на войне. Их изучают военнослужащие армии и спецподразделений для применения во время боевых действий. С лёгкой руки подвижника этого направления в России, Алексея Кадочникова, его ещё называют - армейский рукопашный бой. Такое название точно объясняет его природу.
 
Владение разными видами оружия, начиная от стрелкового и заканчивая современными ракетными средствами ведения войны - составляет особый раздел боевого искусства.
Так же к боевому искусству я отношу полководческую науку ведения военных действий. Это тактика и стратегия управления армейскими подразделениями на войне.
 
Как видно, цель боевого искусства - уничтожение противника или вынуждение его к действиям против собственной воли. На войне, как на войне: обычно цель победить врага оправдывает любые способы её достижения. Она же диктует определённые особенности этих способов - они должны быть предельно простыми и быстрыми.
   
Другая часть Воинского искусства - спортивные единоборства. Спорт - это, прежде всего состязание. Конечно, я беру наиболее употребляемое современное значение этого английского слова. Цель состязаний - выявить лучшего мастера определённого вида единоборства. Соревнования жестко ограничиваются правилами, которые разрабатываются, чтобы оградить спортсменов от разрушительной силы единоборств, а также для того, чтобы удобней было определить чемпиона.
  
В спортивных единоборствах тоже можно выделить полководческую часть. Это работа тренера. Когда бывалый мастер побеждает уже не за счет собственной силы и ловкости, но проявляет свои способности, передав их своим ученикам.
 
Ещё одна часть Воинского искусства - обрядовые бои. Они широко известны не только у славян, но и у других народов. Знаменитые русские масленичные выходы стенка на стенку - это самые настоящие обрядовые кулачные бои. И задача такого обряда - это закличка, приглашение весны.  Девки закликают весну песнями с хороводами, а мужики - ярением в кулачных боях.  Для того, чтобы верно творить обряд, необходимо не только помнить внешний порядок действий, но и видеть то, что именно обряжается этими действиями. Сейчас такое «видение» почти полностью утеряно, поскольку народные традиции сильно пострадали от вторжения естественнонаучного мировоззрения. Поэтому сейчас выродились и исчезли старинные обряды, а вместе с ними и обрядовые бои.
   
Совершенствуясь в боевом искусстве и в спортивных единоборствах, человек часто выходит за пределы обычных способностей. К этому его подталкивают жажда побед, а также страх поражения, увечий и смерти. Ошибка в этих видах деятельности наказывается самой природой войны и состязания. Наказывается очень сурово.
   
Точно так же и проведение обрядовых боёв позволяло человеку начать хорошо «видеть», чувствовать то, что не видно обычно телесными глазами. Считалось, что от верного проведения обрядовых действий зависит вся жизнь народа. Людей, умеющих проводить обряды - уважали и берегли. Именно поэтому на Руси так долго не могли вытравить разнообразные народные обряды, в том числе и связанные с кулачными боями.
   
Очень часто раскрытые на войне и в спорте способности остаются невостребованными в повседневной мирной жизни. Люди, прошедшие путём суровых упражнений и боевого опыта повысили свою чувствительность к миру. Они научились молниеносно и точно управлять собственным телом и душой, чувствовать опасность... Но зачем это тогда, когда ничто не угрожает, когда жгучие цели занять высшую ступеньку пьедестала или уничтожить врага растворились в прошлом? Я сам наблюдал множество раз, как «падают» в жизни бывшие большие мастера спорта и боевого искусства. Как они, одну за другой, теряют способности, приобретённые в прямом смысле собственным потом и кровью.
 
Но есть возможность продолжения пути. Это продолжение в глубину и широту. Таково Воинское искусство. Я надеюсь, что моё исследование поможет обрести вкус и смысл жизни многим ветеранам войны и спорта, благодаря раскрытию для них мировоззрения Воинского искусства. Ведь не секрет, что многие из них не могут найти себя в мирной жизни.
 
Можно использовать раскрытые способности для познания себя и окружающего мира. Выстояв на войне, побеждая в спортивных поединках, ты постиг глубокие тайны этого мира. Ты стал видеть то, чего не видят многие другие. Но видеть, как сейчас говорят «подсознательно» или «интуитивно». Что значит слово «интуитивно»? Его ещё нужно перевести на русский язык. Заглянем для этого в словарь иностранных слов:
 
Латинское intuitio - от intueor - пристально смотрю - постижение истины путем непосредственного ее усмотрения без обоснования с помощью доказательства; субъективная способность выходить за пределы опыта путем мысленного схватывания ("озарения") или обобщения в образной форме непознанных связей, закономерностей.
 
Вообще-то странное объяснение словарной статьи: «пристально смотрю», выйдя за пределы опыта. Как такое возможно? Ведь смотрение и есть получение опыта. Просто взгляд вероятно не глазной, а в этом случае - человек видит чем-то другим. В народе сказали бы - глазами души. Снова рассуждение возвращает меня к тому самому видению, о котором я говорил, упоминая обрядовые единоборства.  На Руси эта способность прозревать тонкие образы, связи и закономерности окружающего мира, так и называлась - Видение.
   
Вот это самое Видение и приобретает мастер боевого искусства, спортивного единоборства и обрядовых боёв. И если разобраться, что же это за Видение, понять и осознать его природу, то возможно его использовать гораздо шире. Например, для познания себя или для достижения поставленных целей в иных областях жизни…
 
Мирная жизнь ставит перед любым человеком сложные задачи. Очень часто их невозможно решать теми способами, которые подходят на войне или в спорте. Живая жизнь гораздо шире этих явлений.  Не везде помашешь шашкой - не то что в прямом, но даже и в переносном смысле.
 
Но это только при поверхностном рассмотрении. Я уже убедился на собственном опыте, наблюдая за собой, за своими учениками и просто за разными людьми: способности раскрытые в единоборствах очень естественно применяются и в других жизненных условиях. Просто бойцу надо превратиться в Воина. Начать видеть поле битвы не только вокруг себя, но и в себе самом. Тогда можно будет разглядеть и внутренних врагов. А уже после этого - применять бойцовские навыки для битвы иного рода.
 
Как снаружи, так и внутри: умение держать равновесие, когда тебя пытаются его лишить - будет так же исправно служить тебе; способность пропустить движение противника и использовать его против него же - тоже никуда не исчезнет во внутренней битве... Всё, что когда-то принадлежало бойцу, осталось при нём. Нужно только выявить в этом утонченность и глубину, необходимые для Воинской битвы. 
 
Вот этому как раз и учит Воинское искусство.
 
Но я собрался говорить именно о Русском Воинском искусстве. Здесь всё просто и одновременно так запутанно: я считаю, что у русских существовало своё Воинское искусство, имеющее собственное глубокое мировоззрение. Это искусство сегодня незаслуженно забыто. Тысячи, если не миллионы, россиян изучают Восточные единоборства, некоторые в виде спортивного времяпровождения, некоторые - пытаются вникнуть и в Восточную философию, разворачивающуюся в движения у-шу, карате, дзю-дзюцу…
 
Приходится пользоваться переводной литературой, кланяться иноземным восточным мастерам. Конечно, у них есть чему поучиться. Например, тому, как они во времена гонений в суровой борьбе смогли отстоять своё родное Воинское искусство на собственной земле, а теперь ещё и распространили его на весь мир.
 
Сейчас мало кто подозревает, что под ногами валяется попранная драгоценность. Русское Воинское искусство - есть культурное достояние народа, имеющего историю протяженностью не в одну тысячу лет. Вы вдумайтесь: тысячи лет! Людям, для которых русская культура и язык являются коренными, гораздо естественнее заниматься родным Воинским искусством, а не запутывать себя заморскими.
   
Меня зовут Стрепет. Это имя русского воина погибшего несколько сот лет назад, защищая рубежи Руси. И я не знаю, почему я постоянно вижу то, что должен был бы помнить только он. Это перевёрнутая жизнь. Я вижу: небо внизу, а вверху - земля, поросшая густым ковылём. И только через миг я догадываюсь, что это я свесился с коня вниз головой. Силы оставляют меня. Горькая обида и боль стеснили грудь и горло: рано уходить,  я ещё столько не успел, недолюбил, не достроил… Но тяжелая сабля степняка рассекла голову, повсюду на земле искалеченные тела порубленных братьев… Врагов гораздо больше, их тьма, я чувствую рядом их надменное ликование. Я ощущаю, как где-то далеко - предчувствие обожгло сердечко любимой.
   
Но сознание меркнет, и только жаром звучат слова, застрявшие в сердце: я вернусь, я обязательно вернусь, долюблю и дострою - не зря же мы все тут сложили свои молодые головы, и ветер подхватил от родной земли наши не успевшие души.
Андрей Стрепет  
        
апрель, 2008 г.